Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15


151

тие-в-себе. Вагнеровские слова: "Быть германцем - означает делать дело ради него самого" - становятся идеологией, как провозглашаются как принцип. В таких расхождениях учавствуют и спонтанные музыкальные типы реакции; встает вопрос, может ли музыка, схожая Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 малеровской, которую нельзя упрекнуть в каком бы то ни было национализме, правильно интерпретироваться теми, кому диалект австрийской музыки не присущ субстанциально.

Даже и новенькая музыка - в самом необычном контрасте с нацистской и культурно Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15-консервативной идеологией в Германии - была втянута в национальные разногласия, та новенькая музыка, которую германский национализм преследовал как разлагающую, беспочвенную, безродную и рассудочную и которая остается неистощимым объектом для злости и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 ненависти старенькых и новых фашистов (так радиостанции, поддерживающие новейшую музыку, инкриминируются в разбазаривании средств налогоплательщиков). Размежевание партий на музыкальных фестивалях Международного общества новейшей музыки в период меж 2-мя войнами в общих чертах совпадало Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 с государственными группами. То, что сейчас рассматривается как специфично новенькая музыка, тогда ограничивалось Германией и Австрией и было значительно представлено венской школой Шёнберга, Берга и Веберна и неких других, не считая Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 того, Кшенеком и - vaguement* юным Хиндемитом, до того времени пока он в собственном "Житии Марии" не перебежал на позиции неоклассицизма.

Радикализм, нововведения которого относились не только лишь к отдельным секторам музыки, как гармония Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 и ритм, но который переворачивал весь в целом материал музыки, мятеж против обычного, укатанного языка музыки в целом, был уделом центральной Европы. Сюда можно отнести и Бартока того периода; Стравинский Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 взял вспять более передовые свои заслуги еще до 1920 г. Этот радикализм, целостный и поочередный, в мире рассматривался как германская принадлежность; позиция Шёнберга, который имманентно переоформил внутреннюю структуру музыки, без долгого взвешивания наружных событий Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, числилась порождением безудержного спекулятивного субъективизма и-на сей раз не без основания - манифестацией германской основательности. Он не только лишь вызывал нервный шок, да и свирепо предъявлял слушателям свои лишние требования. В Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 последней позиции Шёнберга ощущался не только лишь конец традиции, за какую продолжали держаться и после того, как закончили по-настоящему веровать в нее;

но ощущалось и наследство обязывающего композиционного способа венского классицизма Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, способа пантематического, которым жил творческий потенциал двенадцатитоновой музыки. Аверсия к этой музыке соединяла воединыжды пангерманцев, неоклассицистов-антивагнерианцев и композиторов фольклорного направления из земельных государств. В программках музыкальных фестивалей вытерпели австрийский авангард, так как Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 от него в конце концов исходили творческие импульсы; но большая часть исполнявшихся пьес было грубым, неудобным подражанием Dix-huitieme**, либо же

__________

* Неопределенно (франц.).

** Восемнадцатому веку (франц.).

152

они присваивали для себя первозданный архаический вид средством моторного Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 притоптывания. Но школа Шёнберга была вскормлена сознанием германской традиции; если гитлеровская диктатура очернила Шёнберга, то Альбан Берг в те же годы прославлял Шёнберга как германского композитора. Веберн со характерной ему упорной Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 наивностью никогда не колебался в музыкальном богоизбранничестве австрийцев. То движение, которое настолько совсем перепахало весь материал и язык музыки, так что в конце концов пропали национальные моменты, по собственному происхождению и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 развитию было национально ограниченным и вбирало в себя энергию специфичных государственных способов композиции. Такая диалектика истории музыки.

Непременно, что современная музыка устранила после 1945 г. национальные различия; подобные процессы можно следить и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 в изобразительном искусстве, и в поэзии. Прогресс интернационализации музыки протекал стремительно - синхронно с временным, по последней мере, политическим падением принципа государственных стран. Музыкальная и соц тенденция, как кажется, были более глубоко сплавлены Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, чем ранее. Правда, раздел мира на несколько огромных блоков музыкально отражается в резких различиях стилей. Предпосылки этого внешни по отношению к искусству. На Западе, когда в сфере русского господства современная музыка отвергалась, обязаны Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 были официально отрешиться от сдерживающих оков, налагавшихся конформистской культурой на музыку. Металлический занавес культуры так является реквизитом современного общества, что смягчения табу по отношению к современной музыке, как это было в Польше Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, сходу обретали политический нюанс. Принудительная политизация всего музыкального сводится к административной социальной интеграции музыки, что чуть ли идет на пользу новейшей музыке. Но меж тем интернациональный музыкальный язык, очень недвусмысленно звучащий на всех Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 показах новейшей музыки, организуемых кранихштейнской группой, не может быть объяснен политической мимикрией. Быстрее это выражает глубину связи музыки и общества, - произведения искусства имманентно, следуя собственному центру масс, "изображают" такие социальные тенденции, как раскол Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 мира на огромные сверхнациональные системы. Так растерял свою привлекательность неоклассицизм, который в рамках современной музыки был противовесом атонализму, достигающему апогея в двенадцатитоновой и серийной технике, - растерял ее из-за собственной Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 стерильной продукции и благодаря теоретической критике; к тому же он был очень тесновато и очень откровенно связан с обскурантистской идеологией, чтоб после падения фашизма юные интеллектуалы стали компрометировать себя воззванием к Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 нему. Даже Стравинский стал в конце концов использовать серийную технику, которая вправду несовместима, - по формам обработки материала, - со всякими государственными чертами и иррациональностями. Все те позднеромантические течения, которые еще влачили жалкое существование прямо до гитлеровской Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 эры, не могли утвердиться перед лицом технического прогресса в музыке, не поэтому, что композиторы на теоретическом уровне размышляли обо всем этом, - тенденция социально аутентичная поверяется как раз непроизвольностью, с какой Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 проявляется. Высокоодаренный композитор Бу

153

Нильсон с последнего севера Лапландии без помощи других пришел к самым последним выводам электрической и серийной техники, хотя совершенно не слышал тогда современной музыки, не считая нескольких радиопередач Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15.

Невзирая на все это, и в современном композиторском интернационале приметны следы государственных школ, - когда река втекает в другой поток, еще очень длительно можно различать ее воду по цвету. В работе Штокгаузена можно почувствовать Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 германский момент, у Булеза - французский; у первого из их склонность все додумывать до конца, решительный отказ от мысли об успехе, хотя бы самом косвенном и отдаленном, позиция строго проводимой исключительности. В границах Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 полностью достигнутой общности сознания только политическая трагедия могла бы повернуть назад национальные различия, обретшие вторую невинность; они продолжали бы сглаживаться - трением друг о друга, но уже не в конкурентноспособной борьбе, а осуществляя плодотворную Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 критику. Эра идейного национализма в музыке не только лишь социально ушла в прошедшее, да и превзойдена собственной своей историей.

Венская школа была изгнана из собственной родной страны гитлеровским режимом. Она отыскала Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 убежище в Америке и Франции. Но, странствуя, она сблизилась с западными категориями не только лишь благодаря темпераменту и эстетическим намерениям младшего поколения композиторов, да и благодаря собственной своей беспристрастной данности. Та статика, которую имеет Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 в качестве собственного предела серийный принцип - в противоположность насквозь динамическому свободному атонализму, была эталоном неоклассицизма и даже эталоном Дебюсси. Создание в музыкальном сочинении противопоставленных друг дружке полей, в каких преимущественную роль играет Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 тембр - что вытекает из новой рационализации способа композиции - конвергирует с импрессионизмом. Булез опять и опять ссылается на Дебюсси, германский теоретик Эймерт плодотворно изучал его "Игры". И пристрастие к чувственной яркости, когда новая Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 музыка периодически приобретает практически сладостность звучания, по своим истокам принадлежит Западу. Идет ли при всем этом речь о синтезе, как это именует жизнеутверждающая вера в прогресс, совсем не ясно. В глубине сохраняются Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 те разногласия, которые до этого выступали как национальные противоречия.

Конструктивная современная музыка во всех странах проявляет большее сходство, чем стили отдельных наций когда-либо до этого, начиная приблизительно с 1600-х годов; эти Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 сходства касаются и всех модификаций способов, совершающихся в поразительно недлинные сроки. В итоге музыка подпадает под оценочное понятие нивелирования: воинствующий национализм и возмущение как будто угрожающим стиранием государственных и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 личных стилей издавна шли рука об руку. Но у ужаса глаза значительны, а предаваться панике по случаю утраты личного нрава не следует. Ведь уже имманентное рвение к общезначимости, обязательности, свойственное для хоть Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 какого произведения, претендующего на некую глубину, и сначала для такового, которое в меньшей степени полагается на официально установившийся музыкальный язык, телеологически уже

154

заключает внутри себя критику личных стилей. Удачны те произведения, в каких личное усилие Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, случайность наличного бытия исчезает в самом объекте, в необходимости, присущей ему, - об этом знал уже Гегель. Удачно совершившееся обособление перебегает во всеобщность. Стилистическое единство конструктивной современной музыки - не итог обычной стилистической воли Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 и культурно-философского raisonnement*, но итог категорических музыкально-технических потребностей. Этот стиль по своим истокам не противоборствует персональному становлению, а напротив, его место - в нем самом; космополитический язык современной музыки ведет Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 свое начало от Шёнберга, с которым в течение всей его жизни боролись как с индивидуалистом, стоящим в стороне и чуждым народу.

Пробы сохранить личный стиль в рамках утверждающегося единства - искусственно резервировать за собой Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 некие черты стиля, - были в большинстве собственном очень непонятными. Они были выторгованы у поочередного развития музыкального языка и как следствие приводили к нечистому стилю, если исходить из их собственных категорий. И, но, в Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 единстве, достигнутом в ближайшее время, тоже есть собственный фатальный момент. Сочинения не могли быть настолько похожи друг на друга - вобщем, их всегда можно совсем строго разграничить по качеству, если б не повиновались Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 категорическому примату целого над частью и тем примату организации над высококачественными различиями. Они рискуют искоренить все противоборствующее в себе, то самое, по этому единство бывает плодотворным, а пожертвовать противоборствующими моментами Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 и означает принести в жертву особое, - утрата особого приводит все произведения к одному знаменателю.

Это ретроспективно кидает свет на понятие стиля вообщем. Его единство кажется спасительным, когда его нет, и насильным, коль Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 скоро оно достигается; никакой стиль никогда не был тем, что постулировало его понятие - примирением всеобщего и особого, он всегда подавлял особое. Печать такового положения - и даже больше - несет на для себя и современный Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 стиль, при всей логичности, с которой он появился на свет. Но эта печать - показатель общественного: мир - на данный момент, как и до этого, непримирен, невзирая на всю индустриализацию, взаимообщение, средства связи Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. Видимость примирения в критериях непримиренности всегда идет на пользу последней; в этом иллюзорность виновата сейчас также и эстетически.

__________

* Рассуждения (франц.).

155


Современная музыка

При соц анализе новой музыки исследователь, исходя из более передовых Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 произведений эры после 2-ой мировой войны. встречается с внезапной трудностью. Разумеется, соц смысл музыки раскрывается только равномерно - он укрыт, замаскирован, когда музыка возникает перед слушателем в первый раз. Он не выходит наружу конкретно из Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 самого явления объекта. Сначала чувственное звучание, технические особенности и сначала стиль и самое явное выразительное содержание овладевают вниманием - так это происходило с Бетховеном и Вагнером, так происходит к тому же Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 со Стравинским. Как шифр общественного музыку можно прочесть только тогда, когда эти моменты перестают поражать, занимая фронтальный план сознания, когда то, что является новым исходя из убеждений музыкального языка, перестает казаться порождением персональной воли, но Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 когда за манифестацией личного начала уже ощущается коллективное единство, подобно тому как пафос одиночества, характерный стилю "модерн", с течением времени начинает раскрываться как некоторая странноватая всеобщность. Современные публичные конфликты запечатлеваются в новой Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 музыке, но противятся собственному пониманию. Социально обусловленная дихотомия непосвященного и музыканта-эксперта не есть благо и для последнего.

Близость спеца к вещам угрожает тем, что он впритирку подойдет к ним и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 утратит перспективу. Чего не замечает он, то тотчас становится достоянием супротивного любителя. Так, неприятели шёнберговского атонализма быстрее увидели выражение ужаса, испуга, растерянности в его музыке, чем друзья, которые, восторгаясь творческими способностями Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 композитора, очень решительно и односторонне постигали его музыку в ее связях с традицией, а не в отменно новеньком. Естественно, Ганс Сакс, мейстерзингер, призывая люд выступить против мастеров и пересмотреть суждение о новейшей музыке33, был Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 романтичным демагогом, но он правильно разглядел то неведение, которое заключено в спец знании, нехорошую сторону прогресса.

Критика господствующего музыкального сознания, его типов и публичного представления не присуждает премий за "правильное" миропонимание Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. Благожелательное отношение к современной музыке не является априорно верным музыкальным сознанием, да и критичное отношение к ней - не заранее неверно. Напротив, суммарно формулируемые точки зрения сущность признаки фетишистского сознания, когда атрофирован орган осознания Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 специфичной стороны явлений. Противники современного искусства могут с полным основанием колебаться в его способностях вообщем; трудности сочинения музыки, которая была бы просто солидной, громоздятся одна на другую. Правда, и ранее писали не Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 меньше нехороший музыки, чем сейчас. Но ее бледноватый и ничтожный вид замазывался привычностью методов выражения, языковых и стилистических норм, которые всякому шаблону и всякому сбивчивому лепету присваивали видимость связи и целостности Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. Самые жалкие современные произведения уже тем выше таковой нормы, что отбрасывают видимость и

156

принимают на себя обязанность быть структурно оформленными, оформленными hic et nunc*, даже если терпят крах в таком начинании. Но Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 отношение к современности в искусстве имеет ключевое, решающее значение для музыкального сознания, и не поэтому, что новое ео ipso** уже отлично, а старенькое ео ipso плохо, но поэтому, что подлинная музыкальность, прямое отношение к Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 объекту основаны на возможности получать новый опыт. Она непосредственно выражается в готовности обратиться к тому, чему еще не найдено места, тому, что еще не одобрено и не подведено под твердые Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 категории. Дихотомия музыкального сознания, которая вырисовывается при всем этом, плотно сплетена с другой дихотомией: человека, послушливого авторитету, который автоматом бранит современное искусство, и человека автономного, который и в эстетическом отношении открыт Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 всему новенькому. Идет речь не о модернистском умонастроении, а в свободном отношении к объекту: свобода просит чтоб новое не отбрасывалось ab ovo***. Возможность музыкального переживания, постижения музыки, и способность обращаться к новенькому тождественны. Если Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 б понятие наивности было в чем либо оправданно, то как раз этим, этой способностью. Но эта способность в то же время критична: конкретно тот, для кого не вся новенькая музыка кажется сероватой, как Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 кошки ночкой, - конкретно тот отторгнет, отождествляя себя с объектом, все неадекватное самой идее объекта, а стало быть, и его собственному представлению об объекте. Это качество и навязывается как определение типа слушателя Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15-эксперта.

Но правильно только то, что освобождается от последних остатков безопасного добродушия. Массовая реакция испуга при слушании современной музыки максимально далека от того, что в реальности, чисто музыкально, происходит в Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 музыке, но эта реакция однозначно регистрирует различие меж той новейшей, сейчас уже принадлежащей прошлому, музыкой, где страдающий субъект отбрасывает обычные условности жизнеутверждения, и той новейшей музыкой, где чуть ли есть еще место для субъекта с Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 его страданиями. Ужас сменяется безграничным страхом, - на той стороне способностей чувства, отождествления с объектом и живого роли. Этот кошмар есть максимально четкая реакция на социальные условия; более даровитые посреди Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 юных композиторов отлично сознают эту темную импликацию. Нереально отторгнуть идея о конфликтах в масштабе всей земли и о прогрессе техники разрушения. Правда, все те неудачи, которые завариваются тут, никак не могут стать темой музыкальных Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 сочинений конкретно, как не могут быть таковой темой битвы, которые против своей воли либо добровольно живописал в духе программной музыки Шостакович. Но поведение авторского субъекта в новой музыке отражает конец Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 роли субъекта.

Вот в этом-то и причина нервного шока, который вызывает эта музыка, в этом ее соц нажимало: содержание, не дающее выразить себя, прячется в формальном "априори", в технических способах и приемах.

_____________

* "На данный Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 момент и тут", т.е. в собственной действительности, в самой музыкальной жизни (лат.).

** Тем (лат.).

*** С самого начала (лат.).

157

Всеобщность структуры все особое производит из себя - без остатка-и тем опровергает Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 себя. Это присваивает оптимальному момент иррациональности, трагической слепоты. Эта заблаговременно существующая всеобщность, сразу и неявная, и лишенная всякого противодействия в себе, делает неосуществимым активное следование за музыкой, воссоздание формы, - все то, что когда Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15-то охарактеризовывало типы профессионала и "неплохого" слушателя. Временное измерение, оформление которого было классической задачей музыки, то измерение, в каком происходило правильное слушание, виртуально элиминируется - из временного искусства. Примат всеобщего над особым Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 намечается во всех искусствах и распространяется даже на их дела меж собой. Различия поэзии, музыки и живописи, которые до сего времени строго соблюдались, стираются, как если б,это были различия Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 только материала; первичность целого, "структуры" флегмантична к хоть какому материалу. Нрав угрожающего, страшного разъясняется тем, что абсолютная интеграция силой напрашивается интегрируемому материалу: подавление, а не примирение.

Тотальность, атомизация и совсем непостижимый, неясный в собственной Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 субъективности метод преодоления противоречий, - метод, хотя и основанный на принципах, но позволяющий произвольно выбирать их, - вот слагающие новой музыки, и очень тяжело судить о том, выражает ли ее негативность публичное Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 содержание, тем трансцендируя его, либо же она просто имитирует его, безотчетно следуя за ним - под впечатлением и воздействием его; в конце концов, то и другое нереально скрупулезно поделить. Но совсем непременно, что новая Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 музыка, смертельный неприятель всякого "реализма" в идеологии, выписывает сейсмограмму реальности. Она додумывает до конца ту новейшую вещность, с которой уже в Шёнберге было много общего: ничто в искусстве не должно создавать иллюзию чего Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15-либо другого, не должно выдавать себя за нечто другое. Тем она колеблет самое понятие искусства как некоторую иллюзорность. Потому она признает право на существование за остатками случайности в рамках всеобъятной необходимости - нечто схожее Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 иррациональности оптимального общества. Интеграция становится конкретно тождественной деинтеграции. Это разъясняет поразительное воздействие стохастических теорий и случайных композиций Джона Кейджа на композиторов, пользующихся серийным способом: полностью случайное, что выставляет свою бессмысленность, предвещая Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 нечто вроде статистической закономерности, и настолько же полная бессмысленность таковой интеграции, в какой нет ничего, не считая ее своей буквальности, добиваются, по выражению Дьердя Лигети, точки собственной тождественности. Но не точки Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 примирения, от которого современное целостное и унифицированное общество далее, чем когда-либо; примирение вырождается в обман, если эстетически настаивать на нем.

Общее и особое вновь утверждают о собственных правах, но так, что в момент Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 тождества они в один момент максимально расползаются. Всеобщее становится произвольно положенным правилом, - правилом, которое продиктовано особым и поэтому неправомочно в отношении всего особого; особое становится абстрактным случаем, отвлеченным от всяко-

158

го собственного Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 назначения, которое можно мыслить только лично опосредованным, становится примером, прототипом собственного собственного принципа. Если б новенькая музыка стала брать на себя нечто большее, чем то, что заключено в этой Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 дивергенции, она откинула бы себя вспять, вновь выступая в идейной функции утешительницы. Она сохраняет истинность до того времени, пока выражает все эти антагонистические противоречия, не смягчая их и не проливая над ними слез Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. Нет такового художника, который мог бы антиципировать смысл антагонизмов, объединив их в нераздельность, - равным образом и современное ему общество, закосневшее в самом для себя, не позволяет узреть потенциал правильного устройства общества. Сила протеста Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 сконцентрировалась в безъязыком, отвратительном жесте.

Его притязания непомерны. Только малое из написанного удовлетворяет собственной идее: конструктивные теоретики новейшей музыки допускают, что большая часть музыкальной продукции будет устаревать. Конец роли субъекта, разгром Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 и ликвидирование беспристрастного смысла, - все то, что потрясает в наилучших произведениях новой музыки, - в наименее значимых выступает как утрата внутренней напряженности, как пустая забава, пародирование блаженной игры, подобно тому как "общество свободного Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 времени" есть, по словам Хоркхаймера, пародия на реально воплощенную свободу. Сочинения, покинутые субъектом, как если б он сам стыдился того, что все еще существует, сочинения, которые снимают с себя ответственность, возлагая ее Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 на автоматизм конструкции либо варианта, докатываются до границ безудержной, раскрепощенной, но лишней на той стороне практического мира, технологии. Но вот такие технические поделки, которые не делают, а мастерят, - это не просто Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 символ отличия дурных сочинителей музыки от не плохих. Ведь даже то, что так либо по другому удается, кажется, на какую-то нескончаемо малую толику отличается от таких поделок: истерическое выражение пустоты и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 пустой, нейтрализованный способ соединяются до практически полной неразличимости.

Склонность к тому, чтоб не придумывать, а мастерить музыку, захватила даже самых даровитых композиторов юного поколения, - с непредотвратимой и таинственной для старшего поколения силой. Но Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 эта склонность - всеобщая соц манера поведения, попытка психофизиологического аппарата приспособиться к совсем отчужденному, фетишистски закосневшему миру. Это родственно социальной особенности у деток, которые, еще не умея читать и писать, разбираются в Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 автомобилях - преждевременное развитие и отсталость в одно и то же время. Если позитивизм, который отрадно и наобум идет своим методом, есть не осознавшее самого себя отчаяние, то беспристрастное отчаяние как долгое состояние Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 тяготеет тогда к позитивистской возне в псевдонаучном стиле. Некоторый заменитель эталона - создание ради производства, полная занятость - внутренне заразил музыку. Из нее исчезает все то, чего не вбирают в себя способы сочинения, - утопичность, неудовлетворенность наличным Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 бытием. До этого ее субстанцией, вроде бы глубоко ни была она укрыта, было изменение общества. Ядро социологических расхождений меж музыкой 1960 и 1920 г. - политическая резиньяция, реакция на скопление социальной власти в руках немногих, реакция Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, которая либо же делает неосуществимым всякий акт бессильного протеста, либо обраща-

159

ет его в преимущество другой силы. Чувство, что ничего нельзя поменять, обуяло всей музыкой. Все пореже и пореже она познает себя Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 как процесс, больше она застывает и затвердевает в собственной статичности, о чем грезил неоклассицизм. Полная детерминация, которая не терпит самостоятельного существования отдельного момента, - это запрет, накладываемый на становление. Многие значимые произведения новой Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 музыки уже нельзя воспринять как развитие - они кажутся замершими на месте кадансами. В перспективе становится реальной музыка социальной энтропии.

Но это касается и общественного воздействия новейшей музыки по сопоставлению с Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 той, что была 40 годов назад. Хотя нынешняя музыка по собственной последовательности и по отходу от всех обычных средств музыкального языка намного превосходит все сделанное тогда, она меньше задевает, меньше поражает, меньше тревожит. Нередко Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 отмечают, что скандалы стали пореже, что новенькая музыка не вызывает больше ненависти к для себя как разрушительнице священных ценностей - ее, быстрее, отодвигают от себя, рассматривают как специальную область для профессионалов Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. Но нередко констатируют это со очень очевидным наслаждением, чтоб можно было просто веровать такому наблюдению. Оно без усилий приводит к тезису о конформизме нонконформистов. Неких забавляет то, что формы появляются там, где они отрицаются, и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 что жить желают даже те, для кого сегоднящая жизнь - гадость. Филистеры торжествуют - им кажется, что и те, кто такими не являются, все-же тоже таковы. На 1-ый раз довольно сказать им в Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 ответ, что конформист - это тот, кто гласит, что нонконформисты - конформисты; хотя чуть ли какое-нибудь слово гарантировано от того, что его не всосет механизм, против которого оно восстает. А Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 если та музыка, неприятели которой до сего времени ощущают ее оппозиционность, находится на содержании у имеющихся критерий, так это не аргумент, а донос. Не поэтому, что такое противоречие необходимо сглаживать. Но это противоречие - беспристрастная необходимость Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, а не личная слабохарактерность. У музыки, структура которой выносит наружу значительные стороны социальной структуры, нет рынка, а у публичных учреждений, где она находит защиту, есть право на отрицание отрицания. Фетишистское сознание и Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 передовая музыка, невзирая на все, несовместны. Тем условиям существования, с которыми у музыки есть эстетическое сходство, она противоречит благодаря этому же самому сходству, и в этом ее общественная правда Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15.

И, но, в усвоении новейшей музыки произошли некие сдвиги. Насмешки над апатией, с которой она потребляется, как все другие культурные ценности, заглушается недовольством по поводу того, что у нее сейчас более широкий базис Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, чем в геройские годы ее истории. Беспристрастный дух (выразившийся в gadgeteering), конечно, причастен к этому: путь от рытья в радиоприемниках до электроники недалек. Неувязка электрической музыки состоит в получении композиционных структур из специфичного Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 материала электрических звучаний. Незапятнанный энтузиазм к необыкновенным свистящим и сипящим звукам пройдет стремительно, затухнув, как всякий раздражитель. Но это все не очень понятно фанатическому приверженцу электроники, наслаждение возиться с аппаратами делает некое Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 воспоминание трудности и проблемности. Новенькая музы-

160

ка душой и телом преданная технологии, повстречает меньше противников посреди миллионов энтузиастов техники, чем сравнимо более обычный экспрессионизм 1910 - 1920 гг. у тогдашних буржуа. Противодействие ослаблено не Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 только лишь флегмантичным отношением к культуре, таким отношением, которое позволяет делать некие выводы о ее фатальной судьбе.

Только поколение, не познавшее уже традиции в ее субстанциальности, бывает настолько открыто всему неустановившемуся и неутвердившемуся Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, - таково новое поколение; что будет в конечном итоге - полная тупость и реакция, как все обычное будет открыто поновой, либо же подлинный контакт со становящимся - это, по-видимому, решает не столько эстетика, сколько реальный Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 ход вещей. Правда, препядствия поколений в смысле био нет, но есть неувязка коллективного опыта; можно представить, что все то, что забывается, высвобождает место новенькому, невиданному. Правда, то самое, чего недостает Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 новейшей музыке, упрощает ее усвоение. Восприятие музыки Шёнберга, Берга, Веберна затруднялось чрезвычайной напряженностью их произведений. Они и от адекватного слушателя ждали того же напряжения, тогда как публика по собственной психической настроенности не была способна Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 на это. Эта диспропорция и была предпосылкой хохота - реакции публики на мимолетные мгновения музыки Веберна еще при жизни его. Но так как создаваемой сейчас музыке чуть ли знакома такая степень Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 напряженности, - либо же она, по последней мере, изредка проявляется снаружи, - то такая музыка не так задевает и уже не является настолько конструктивно другим по отношению к сознанию слушателей; максимально ясным это делается Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 тогда, когда она оказывается в концертных программках рядом с оркестровыми сочинениями Веберна. Тогда и звучат аутентично те же веберновские пьесы, которые слушатели ранее отклоняли как некоторые сектантские чудачества либо, говоря языком дурной Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 середины, как "заумь".

Усвоению новейшей музыки, по последней мере время от времени, содействуют организационные моменты. Если венская школа Шёнберга социально еще держалась в рамках древних либеральных форм, а поэтому оказалась в Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 опале - как такое явление, за плечами которого нет официальной силы, но зато в бессилии собственном сохранила духовную свободу и непосредственность, - то сейчас пропаганда новейшей музыки уже согласована с публичной тенденцией; ее собственное Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 техническое умонастроение содействовало этому. Снова на примере новой музыки подтверждено, что общество способно решать те задачки, которые ставит перед ним уровень производительных сил, - время от времени даже в тех случаях, когда производственные дела противоречат их Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 разрешению. И организаторские таланты возникают, когда приходит их время. Выдающимся примером был погибший в итоге непростительного легкомыслия Вольфганг Штейнеке, который всю свою размеренную и гигантскую энергию направлял на самое передовое музыкальное творчество Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. В течение пятнадцати лет он на Кранихштейнских летних курсах34 не только лишь соединял воединыжды самых различных, нередко очень нелегких и супротивных людей, - соединял воединыжды их утопическим видением музыки, которая Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 в самых собственных глубинах была бы другой, - содействовал тому, что концерты, которые посвящались наибо-

161

лее упорной и своенравной музыке, заполучили авторитет в обществе. Он не занимался активной пропагандой и не опирался на сложившееся публичное мировоззрение Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15. Он представил менторский пример того, что даже в управляемом мире персональная спонтанность может достигнуть результатов, если не будет заблаговременно склоняться перед здравым и усмотрительным рассудком, который внушительно показывает заведомую беду Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 всех начинаний. В целом соц ситуация самых новейших направлений парадоксальна: благодаря развитию музыкальных средств коммуникации и благодаря созданию относительно независящих централизованных инстанций, что в конце концов разъясняется процессом экономической концентрации, эти направления Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 в известной мере врубаются в соц целое. При всем этом тенденции к нейтрализации и тенденции к освобождению от проф эзотерики не разделены друг от друга.

Эти современные композиторские направления в соц отношении наименее гомогенны Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15, чем когда-либо; посреди тех, чье соц лицо ясно выявлено, есть и сыновья промышленников и патрициев вместе с живописцами из самых бедных слоев населения. В творчестве эта разница в происхождении никак не Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 сказывается и не нарушает тесноватых отношений меж ними; их не разъединяют даже политические взоры. Такое обобществление резко контрастирует с той изоляцией в рамках самого узенького cenacle'я, что для поколения Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 Шёнберга числилось залогом чистоты. Те же, кто задумывается либо желает уверить других, что в современных критериях можно еще писать музыку в индивидуалистическом уединении, выдвинули в ответ упрек в образовании клики, упрек демагогический до Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 того времени, пока эти всполошившиеся люди ощущают поддержку влиятельных клик. Но обобществление асоциальных индивидов служит не только лишь целям защиты их, более нужной, чем когда-либо, так как они не могут больше (как Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 не могут и другие) жить в великодушной бедности. Беспрестанный обмен опытом, теориями, планами тестов, ну и жестокая борьба направлений, не дают застыть на месте, не позволяют объявить свою непогрешимость. Продуктивная самокритика серийной Университетская книга Москва Санкт-Петербург 1999 - страница 15 школы нередко приводит к тому, что творческие намерения изменяются в самые недлинные сроки; темп развития ускоряется так же, как и темп реального развития.


universalii-kulturi-i-filosofskie-kategorii-yazik-filosofii.html
universalnaya-elektronnaya-platezhnaya-sistema-ueps.html
universalnaya-shema-analiza-poeticheskogo-teksta.html